как грехи наши смердят

как грехи наши смердят

Прошлой зимой в молитвенную комнату при ГКБ №67 пришёл пожилой мужчина и со слезами попросил о помощи. Его жена лежала в терапевтическом отделении с диагнозом - рак молочной железы. Он не мог объяснить, какой помощи ожидает, но душа его призывала на помощь Бога. Обычно, к таким тяжёлым больным священник приходит в палату для того, чтобы исповедовать и причастить, если есть на то воля умирающего. Но мужчина переживал о том, что жена Люба не допустит к себе батюшку. Любовь когда-то ходила в церковь, но между ней и священником произошёл конфликт, и она перестала посещать храм, к священникам стала относиться настороженно, с недоверием.

На следующий день мы с отцом Алексеем (Куприяновым), клириком храма Живоначальной Троицы в Хорошеве, пришли к ней в отделение. Сначала в палату вошла я. Трудно передать словами атмосферу, царящую в этой палате: из неё хотелось бежать, а запах гниения и тления был настолько силен, что мутило до тошноты. Сама больная лежала на кровати, лицо – бледное, напряженное, глаза гноящиеся, кровоточащие раны уже распространились и на руки, и на шею, и на лицо, и на уши… Я осторожно спросила: могу ли я ей чем-нибудь помочь, не хотела бы она побеседовать с батюшкой? Она очень тихим голосом ответила: «Нет, не сейчас». Я вышла из палаты и сказала отцу Алексею: «Простите, батюшка, Любовь не хочет Вас видеть». Но, Слава Богу, отец Алексей решил иначе. Он со смирением вошёл в палату и закрыл за собой дверь. Мне достаточно долго пришлось ожидать. На душе было как-то тревожно, неуютно, я заволновалась и … заглянула в палату. Священник стоял на коленях перед кроватью больной женщины и что-то говорил, склонившись к её уху. Через некоторое время он вышел и позвал меня: «Будем причащать!» У меня на душе сразу стало спокойно и легко, я бы даже сказала, торжественно. Люба причастилась Святых Христовых таин, и мы с отцом Алексеем пошли в другой корпус, к другим больным. По дороге он сказал мне о том, что знает, за какой грех она терпит эту скорбь, и попросил зайти к ней в ближайшее время, узнать о самочувствии и потом рассказать ему. Это было в четверг.

Я смогла зайти к Любе только в понедельник. Меня поразило, прежде всего, то, что в палате всё будто изменилось: уже не было ничего гнетущего, давящего, больная - спокойна, не напряжена, раны не кровоточили, а, самое главное, не было того трудно переносимого запаха. Лёгкий запах ещё оставался, но он был слабым. Я спросила: «Любовь, как у Вас дела?» Она поблагодарила и спокойно ответила: «Всё хорошо». А через неделю, в следующий понедельник, она с миром отошла ко Господу. Видимо, простил Господь грехи покаявшейся Любови. А где нет греха, там и смрада нет.

женщина